Pavlina
Совершенно недавно я и подумать не могла, что жизнь ...

Нет. Началось все с того, что он заявил о своем отъезде. Просто принял такое решение и все. Просто. Принял.
И мне казалось, что за месяц я уже и морально, и физически к этому готова. Но я и подумать не могла, что все будет еще тяжелее, чем я могла представить.

Стоишь на вокзале. Обнимаешь любимого человека. И вот именно сейчас, в эту самую минуту, ты можешь уткнуться в его шею и чувствовать, чем он дышит, чувствовать как пульсирует кровь по его венам, как бьется сердце... Можешь поцеловать его в лоб, в щеки, в губы. Можешь прижаться к нему крепко-крепко и прижать его нежно-нежно. Вот проходит еще минута и он уже стоит в вагоне. Ты смотришь на него. Улыбаешься. Машешь. Шлешь воздушные поцелуи. Волнуешься. Он машет тебе. Пытается даже выпрыгнуть из вагона. Но с настойчивостью и упорством проводницы не поспоришь. И поэтому он продолжает стоять, смотреть на тебя через двери вагона и улыбаться. А ты продолжаешь стоять на перроне, смотреть в проем вагона и ... улыбаться.

Вот проходит еще одна минута. Поезд трогается. И медленно-медленно двигается с места. Эта скорость настолько мала, что кажется,будто он ползет, как маленькая гусеница, которая случайно попала тебе под ноги. Но в этот самый короткий миг ты чувствуешь, как немеют скулы, как отказывают руки, как подкашиваются ноги.Ты закрываешь глаза и все, что было последние пять-шесть минут в одночасье проносится перед твои взором. Ты закрываешь глаза и кажется, что прошло только несколько секунд. Вдруг глаза медленно самопроизвольно открываются и ты замечаешь, что от поезда остался только запах гари, копоти, да масло на рельсах. Дождь тем временем продолжает капать, прибивая машинные и человеческие запахи все ближе и ближе к земле. А ты, уже не с силах стоять, падаешь на колени (благо впереди была лавочка) и сквозь собственный стон, слышишь, как по громкоговорителю объявляют, что на этот какой-то путь к такой-то платформе подъезжает поезд Витебск - Минск и "просьба всех встречающих не толпиться на платформе".

Ты открываешь глаза и сквозь слабое зрение замечаешь только едва различимые фигурки людей, снующих туда-сюда в поиске ни то пассажиров, ни то нужного вагона.
Ты открываешь глаза, но у тебя нет сил подняться. Ты открываешь глаза, а хочется умереть.